Погода в Алматы
+17°С
в Алматы Частичная облачность
давление: 692 мм.рт.ст.
USD422.9
EUR498.9
RUB5.64
CNY62.48
Авторизуйтесь через социальную сеть:
GoogleMailruYandex

Вход

Сегодня 18 сентября 2020 года, пятница

Новости Алматы

Переводчики из Алматы перевели на казахский язык книгу переводчики «Гарри Поттер и узник Азкабана»

Алматинские переводчики подготовили к печати на казахском языке третий том серии романов английской писательницы Джоан Роулинг о мальчике-волшебнике «Гарри Поттер и узник Азкабана».
Переводчики из Алматы перевели на казахский язык книгу переводчики «Гарри Поттер и узник Азкабана»

Поттероманы постарались

Первые два – «Гарри Поттер и философский ка­мень» и «Гарри Пот­тер и тайная комната» – уже стоят на полках книжных магазинов. Как сообщила ответственный редактор проекта, специалист по теории художественного перевода и редактор текстов Назгуль Кожабекова, команда издательства Steppe & World, в составе которой она трудится, переводят с английского оригинала на казахский язык без русского подстрочника, как это было принято раньше.

– Сейчас, к счастью, выросли (именно – выросли) очень хорошие переводчики, – говорит она. – В первых двух томах Гарри Поттера – «Философский камень» и «Тайная комната» (в казахском издании «Хәрри Поттер мен пәлсапа тас» и «Хәрри Поттер мен жасырын бөлме». – Прим. ред.) – очень легкий язык. Но герой взрослеет и действие усложняется, а вместе с ним усложняется и язык книги. Третий том Гарри Поттера заставляет нас, переводчиков и редакторов, немного напрягаться, но нам это нравится, мы настолько прониклись текстом книги, что нас стали называть поттероманами.

– Как вы думаете, серия о Гарри Поттере на казахском языке будет пользоваться спросом?

– Конечно! Перевод, который сделала наша команда, – это наш моральный долг перед казахстанскими детьми. Те из них, кто учится в казахской школе, читали этот роман на русском языке за неимением экземпляра на родном языке. Мы подумали: почему наши школьники не могут прочитать на казахском языке мировой бестселлер, которым зачитываются все дети мира уже двадцать с лишним лет? И тогда мы взялись за этот проект.

Поттериане (так в обиходе называется серия романов Роулинг. – Прим. авт.) уже больше 20 лет. Сейчас она переведена более чем на 80 языков мира. Серия романов о Гарри Поттере есть даже на латыни – языке, на котором уже никто не говорит и который изучают только будущие врачи и филологи. Сразу после того как вышла версия на казахском языке, роман был переведен на идиш.

Первый, второй и третий тома выпущены небольшими тиражами по 5–7 тысяч экземпляров, к тому же с перерывом в 3–4 месяца, поэтому большого охвата пока нет. Однако мы уверены, что как только на полках книжных магазинов выстроятся в ряд все 7 томов, интерес к Гарри Поттеру на казахском языке не угаснет очень долго. Тем более что, благодаря прекрасным диалогам, эта книга давно уже стала самоучителем для тех, кто занимается изучением языков – казахского, русского, английского и всех других языков, на которые она переведена.

Патриоты из Монголии

– Недавно пользователи Facebook жаловались, что на полках книжных магазинов совсем нет книг на казахском языке. Почему?

– Все упирается в финансирование. Думаю, в ближайшие несколько лет этот пробел будет восполнен. Сейчас появилось очень много инициативных и патриотически настроенных людей, которые вкладывают собственные средства или ищут спонсоров, чтобы издавать переводы мировых бестселлеров на казахском языке.

Одним из таких меценатов является Раиса Сайран Кадыр – этническая казашка из Монголии. Она в 2019 году переехала жить на историческую родину с одной-единственной целью – издавать книги на казахском языке. И начала она с перевода романов о «мальчике, который выжил» (так Гарри Поттера называют в мире магов и волшебников – Прим. ред.). Издательство Steppe & World, которое она возглавляет, специализируется на переводе детской литературы, и в этом плане работы у него – непочатый край. В мире существует столько произведений, посвященных детям, написанных для детей или самими детьми, что просто глаза разбегаются и хочется перевести и издать все и сразу.

Это беспрецедентный случай, когда человек, не будучи крупным издателем, получающим государственный заказ, просто захотел, чтобы на книжных полках магазинов на его исторической родине появились мировые бестселлеры на казахском языке. И сделал, вернее – сделала это. Речь, конечно же, идет о Раисе Сайран Кадыр.

Еще мне очень хочется отметить Абиша Абдельдинова. И хотя я с ним лично не знакома, знаю, что этот человек на собственные средства организовал перевод на казахский язык и издание «Игры престолов». По отзывам читателей, текст получился очень хорошим. Сейчас вообще вся переводная литература – очень качественная. Это свидетельствует о том, что на рынке наконец-то появились серьезные переводчики и редакторы. В их изложении звучит тот самый язык, на котором говорили наши бабушки, дедушки и родители, а не калькированный и уже набивший тяжелую оскомину язык пресс-релизов.

Качественные переводы, на мой взгляд, – единственный путь к пропаганде государственного языка. Такого контента, за который не будет стыдно, должно появляться все больше и больше. Я мечтаю о том дне, когда читатель, придя в книжный магазин, допустим, за «Игрой престолов», или Гарри Поттером, или любой другой популярной литературой, увидит на полках варианты разыскиваемой книги на трех языках. Читатели должны иметь право выбора. И я уверена, что наши дети и молодежь будут выбирать книги на казахском языке.

– Говорят, что у этнических казахов, приехавших из Монголии и Китая, язык отличается от местного...

– В Казахстане люди большей частью являются билингвами, поэтому у нас язык претерпел трансформацию, а в казахских диаспорах тех же Китая и Монголии он сохранился в первозданном виде. То есть язык наших соотечественников, вернувшихся недавно на историческую родину, немного другой – и в интонационном плане, и в том, что касается произношения, хотя словарный запас у нас с ними практически один и тот же. У местных казахов, проживающих в южных регионах республики, присутствуют примеси из узбекского языка, а на западе, севере и востоке республики – из русского. А в закрытых диаспорах за рубежом сохранился такой казахский язык, каким он был на стыке XIX – XX веков.

Калькированный казахский

– Даурен Абаев в бытность министром информации и общественного развития в одном из своих интервью, отвечая на вопрос, почему у нас все законы вначале пишутся на русском языке, а потом переводятся на государственный, сказал, что это временное явление. Есть ли какие-то сдвиги в этом вопросе?

– Министр был прав – это дело времени. И всегда нужно помнить о том, что, говоря о переводах, необходимо различать их по жанрам. Перевод зарубежной художественной или научной литературы – это один вопрос. Так должно быть, поэтому подобная работа всегда приветствуется. Но когда документы, законы, речи государственных деятелей сначала пишутся на русском, а потом переводятся на казахский язык – это совсем другой разговор. Подобного парадоксального явления по сути не должно быть. Говорят, что у нас нет подготовленных кадров, которые могли бы сразу писать государственные документы на государственном языке. Приведу такой пример. Несколько месяцев назад Министерство образования и науки утвердило список тем для научных проектов по истории. Изначально этот документ был составлен на русском языке, а потом переведен на казахский. Государственная программа, чье официальное название звучит, как «Ұлы даланың жеті қыры», после обратного перевода получила название «Жеті қырлы ұлы дала». Если завтра кто-то из научной среды будет заполнять заявку на грант по этой программе, у него возникнут трудности с тем, как писать ее название: то ли правильное, то ли то, которое было озвучено в этом документе. Ведь заявку, не соответствующую утвержденному перечню, могут отклонить. Зная это, заявитель наверняка будет писать заведомо неправильное название программы, равно как и при выполнении самой научной работы станет придерживаться этого неправильно переведенного названия.

Когда мы говорим о том, что у нас школьные учебники переводятся с русского на казахский язык (и это ни для кого не секрет), опять же возникает вопрос: почему так происходит и зачем? Неужели у нас нет людей, которые изначально могут написать учебники на казахском языке? Почему в начальных классах казахской школы учебник называется «Әдебиеттік оқу», что является калькированным переводом названия «Литературное чтение» и на казахском языке должно звучать иначе? Таких «почему» – великое множество. А ответ один – нехватка кадров.

Те же самые проблемы – и с переводами пресс-релизов. В большинстве случаев они пишутся сначала на русском языке, а затем на скорую руку переводятся на казахский. А ведь все ошибки и кальки, существующие в пресс-релизах, «плавно перетекают» в журналистские материалы, то есть в медиа. А медиа формируют язык населения. Поэтому мы должны признать, что казахский язык испорчен вот такими неправильными переводами. И мы даже знаем, в какой момент это допустили. Выполняя переводы впопыхах, мы скалькировали все падежи, окончания и суффиксы русского языка, хотя они не ложатся на грамматическую структуру казахского языка.

Я ведь, помимо редактуры художественных текстов, много работаю еще и по экономической тематике – над текстами иностранных авторов по экономике и менеджменту. С того момента, как была запущена программа «Новое гуманитарное образование: 100 новых учебников на казахском языке», я в качестве редактора Национального бюро переводов выпустила около 10 учебников, переведенных с английского языка. Иногда в текстах встречаются стопроцентно калькированные предложения и словосочетания. Увы, подобное уже воспринимается, как данность, все мы подсознательно стали говорить и писать на таком языке. И в процессе редактирования я делаю разбор, пишу в социальных сетях, почему так получилось, как это противоречит законам казахского языка и можно ли это исправить. Все это оказалось настолько интересно, а главное – востребовано читателями, что в марте я создала свой Telegram-канал под названием «Калькасыз қазақ тілі». Это мой личный проект, он никем не финансируется, я и мои коллеги ни перед кем не отчитываемся, но пользы от нашей деятельности, думаю, много. Канал читают и смотрят журналисты и те люди, которые хотят стать переводчиками и редакторами. И чем больше людей будут брать на заметку исправленные варианты, тем меньше будет калькированных текстов с неправильными оборотами и тем скорее мы вернемся к тому языку, на котором разговаривали наши бабушки и дедушки. Я очень на это надеюсь. Основания для этого есть: сейчас у меня на канале около четырех тысяч подписчиков. На основе этого контента я планирую выпустить книгу практической грамматики для переводчиков, так как неправильное калькирование нарушает грамматическую структуру казахского языка.

– Что означает выражение «казахский язык без кальки»?

– Приведу лишь один пример. В современном казахском языке есть одна очень распространенная ошибка – калькированный прямой перевод творительного падежа русского языка. Когда, например, говорят «утверждено министром», то переводят, как «министрмен бекітілген». Но так нельзя – ни по-русски, ни по-казахски. Можно и нужно просто сказать – «министр утвердил», по-казахски – «министр бекіткен». Объясняя, почему нельзя так говорить и писать, я на своем канале показываю правильные варианты. К сожалению, примеров для такого разбора меньше не становится. Приходится бороться.

Мерей СУГИРБАЕВА
Источник: «Вечерний Алматы»

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Афоризм дня

Вы не будете расти, если не будете пытаться совершить что-то за пределами того, что вы уже знаете в совершенстве.

От редакции

Использование материалов возможно только при наличии активной ссылки на городской портал «Алматы Сити».

Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений, статей и комментариев.

Наш адрес: 071400, Казахстан
ВКО, г. Семей, ул. Ленина, 18
Телефон: +7 722 252-63-75
Факс: +7 722 252-09-26
E-mail:

Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика