Погода в Алматы
+27°С
в Алматы Частичная облачность
давление: 680 мм.рт.ст.
USD410.7
EUR465.28
RUB5.8
CNY58.81
Авторизуйтесь через социальную сеть:
GoogleMailruYandex

Вход

Сегодня 9 июля 2020 года, четверг

Новости Казахстана

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

После вспышки пандемии коронавируса многие казахстанцы вынужденно перешли на удаленку. Работать дома нравится не всем: люди жалуются на бытовые неудобства и нехватку живого человеческого отношения. «ЭК» поговорила с профессионалами, которые ушли из офисов давно и вполне осознанно. Цифровые кочевники, как они себя называют, считают себя космополитами и могут работать в любой точке планеты. Был бы Интернет.
Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

Следуй за мечтой

Фотограф из Нур-Султана Натали Карпушенко сейчас живет на Бали. Единственный опыт работы по найму был у девушки в студенчестве – в течение одного лета она трудилась в США в рамках программы Work and Travel. Натали жила в городе Рехобот-Бич, штат Делавэр, и три месяца рисовала татуировки хной и красками. В свой следующий приезд она уже работала фотографом. Натали накопила денег на путешествие, объездила всю Америку и поняла, что больше не хочет работать ни на кого. Ее время должно принадлежать только ей.

Возможно, я так решила еще и потому, что мои родители тоже ни на кого не работают, – делится Натали. – Папа частный предприниматель, мама – психотерапевт, также она занимается операциями с недвижимостью.

Натали не любит считать количество стран, в которых побывала, так как в некоторых была всего два-три дня. Она долго жила в Штатах, три года провела в Швейцарии. Натали ездила в Южную Африку и Австралию, исколесила почти всю Европу, а на протяжении последних трех месяцев находится в Индонезии. Среди плюсов кочевого образа жизни она называет свободу в распоряжении собственным временем. Вместе с друзьями Натали снимает большую виллу на Бали, и дни недели тут не имеют значения.

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

Ты сам себе создаешь рабочий или выходной день, – поясняет девушка. – Бывает сложно. Из-за кризиса и карантина не так много клиентов на индивидуальные съемки. Но есть время для развития в других направлениях, например, в работе с фотостоками. Сейчас я стараюсь активно выкладывать свои фото в Сеть, чтобы они продавались и приносили мне пассивный доход.

В любое начинание нужно вкладываться, считает Натали. Фотограф должен покупать дорогую технику и учиться. Девушка считает, что лучше вкладывать средства в собственное развитие и новые знания, чем тратить их на покупку квартиры или машины.

Как стать фрилансером, я не знаю, – признается Натали. – Просто в сфере фотографии и искусства это естественно, и я окружена такими же людьми. Я не знаю, как быть нефрилансером и работать на кого-то. Мне сложно понять, как это: все время от кого-то зависеть.

Не привязанный к определенному месту образ жизни, по словам Натали, сложился у нее естественным образом. Кардинально менять ничего не пришлось. То же самое можно сказать и о людях из ее окружения: видеографах, художниках, дизайнерах, фотографах, визажистах, стилистах. Представители этих профессий могут работать в режиме онлайн в любой точке мира. По словам Натали, вариантов удаленной работы множество.

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

Да, бывает страшно, но ведь я следую за своей мечтой, – говорит собеседница. – Главное – поверить в себя. А найти клиентов и определить путь развития всегда можно. В каждой новой стране все будет складываться по-разному. Например, в Женеве мне понадобился год, чтобы у меня появились постоянные клиенты. Эти люди меня знают и записываются на съемки. Поэтому я туда довольно часто приезжаю.

Натали согласна с тем, что для цифровых кочевников творчество и самореализация важнее материальных благ. Девушка относит себя к минималистам: не носит дорогих ювелирных украшений, у нее совсем немного одежды.

Я лучше буду вкладываться в путешествия и знания, чем в дорогую косметику и бренды, – поясняет она. – У меня нет ничего брендового. В шкафу всего три платья, две пары шорт и одни кеды. Я считаю, что намного ценнее жить насыщенной и разнообразной жизнью и проживать яркие моменты, чем радовать себя мимолетными удовольствиями вроде дорогих туфель или костюма. Для меня это пустая трата денег.

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

Натали придерживается мнения, что чрезмерное потребление вредит планете и является одной из причин глобального потепления.

Вещи – это всего лишь вещи, – говорит она. – А воспоминания и ценные моменты сохраняются в жизни навсегда. Творчество, раскрытие потенциала, работа – это важнее всего. Думаю, мы приходим к пониманию того, что должны приносить некую пользу миру, творить добро и нести любовь. Не хочется прожить жизнь, не сделав ничего полезного.

Натали считает, что все люди по своей природе кочевники, которым нравится передвигаться. И сейчас у них стало больше возможностей.

Путешествия по разным уголкам мира стирают зависимость от определенного места проживания, – говорит она. – Мне сложно назвать себя принадлежащей к конкретной культуре. Когда я жила в Швейцарии, было непросто объяснить местным, что я родилась в Казахстане, но я не казашка. И это не значит, что я русская, потому что у меня одна бабушка из Украины, вторая – из России. Один дедушка из Германии, другой – из Беларуси. И все они жили в Казахстане, и родители мои встретились в Казахстане. Я гражданин мира и легко общаюсь с людьми с разным менталитетом. Мне нравится мой интернациональный круг друзей. И, если возможно, я бы хотела иметь паспорт гражданина мира. Говорят, что такой существует.

Свобода как цель

Жанар Нурлыбек с детства мечтала о путешествиях. Ей всегда хотелось жить без привязки к месту и профессии. А потом свобода стала ее главной ценностью.

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

Когда я была маленькой, мне казалось, что возможность путешествовать даст профессия журналиста, – поделилась Жанар. – Я поступила на журфак, а после его окончания решила, что смогу путешествовать, имея собственную турфирму. На момент, когда мы с родителями ее открыли, мне было 22 года. В итоге турфирма больше привязала меня, чем дала свободы. Сейчас модно быть предпринимателем, а в 2006–2007 годах это было сложно. При этом было много возможностей заработать деньги, и я пошла в бизнес. Этот опыт закалил меня и пригодился в дальнейшем.

Жанар рассказывает, что успела пожить в Германии, Украине, Грузии, Амстердаме, Италии и Америке. Сейчас она живет в Риме. По ее словам, можно спланировать год так, чтобы каждый месяц жить в разных местах. В большинстве стран разрешено находиться без визы до 30 дней.

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

В 2012 году я прочитала интервью с одним человеком, который каждый месяц жил в новой стране, – добавляет собеседница. – Оно запало мне в душу и вдохновило. И так получилось, что весь 2018 год я провела в путешествиях. Рим мне очень понравился. После того как я провела здесь два с половиной месяца на стажировке, решила переехать сюда на три года. Тот человек в интервью сказал ключевую фразу: все мы умеем делать что-то и продавать эти услуги, и заработать как минимум 1 000 евро по силам многим. По моим подсчетам, этой суммы хватает в любом месте, чтобы покрывать прожиточный минимум. Даже в Европе этих денег достаточно. Можно снять комнату за 400 евро и жить на оставшиеся средства.

По словам Жанар, она живет в основном за счет подработок: устраивается волонтером на разных мероприятиях или устраивается няней. Организация путешествий, которой также занимается наша соотечественница, особой прибыли ей пока не приносит. По мнению Жанар, стать цифровым кочевником сегодня могут специалисты любых специальностей. Но чаще всего это те, кто работает через Интернет: блогеры, фотографы, графические дизайнеры, специалисты по SMM. По мнению путешественницы, плюсы такого образа жизни в том, что он расширяет кругозор и отсеивает лишнее, в том числе и людей.

Так как ты уже не живешь в Казахстане, то видишь, что те, кто о тебе беспокоится, и есть твои близкие, – поясняет кочевница. – С друзьями у нас появилась традиция организовывать друг другу доставку цветов, еды и разных приятных мелочей. Бывает, даже деньги на карту скидывают.

При частых путешествиях не получается брать с собой лишние вещи. Но для Жанар важны комфорт и ощущение дома. Поэтому даже при постоянной смене места жительства она возит с собой наволочку для подушки, посуду и постельное белье.

Еще мне важно иметь под руками книги и блокноты, – говорит путешественница. – Даже если вес багажа не должен превышать пяти килограммов, я всегда беру их с собой, так как люблю читать и писать.

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

У кочевого образа жизни есть и минусы. По словам собеседницы, бывает, что она пропускает новости и события. Ей некогда остановиться и подумать.

При кочевом образе жизни не хватает времени на что-то глубокое, потому что ты постоянно или разбираешь чемодан, или собираешь, – поясняет Жанар. – И это некий побег от себя. В Италии я планировала пробыть три года. Год уже прошел. Загадывать не буду, но пока мне все нравится. К определенным важным для себя выводам я пришла именно в период карантина, потому что наконец-то остановилась.

Жанар всегда тратила все деньги на путешествия и покупала лишь недорогие вещи. Но со временем постоянные переезды привели ее к мысли о том, что материальные блага все-таки важны. И пусть лучше у нее будет одна брендовая и качественная вещь, чем много дешевых. Сейчас у нее появилось желание приобрести виллу в Италии, машину. Потянуло к некоторой оседлости. Но при этом ей не хочется привязываться к вещам и месту.

Я согласна с тем, что есть связь между желанием кочевать по миру и тем, что кочевой образ жизни – это древняя традиция народов, живших на территории современного Казахстана, – резюмирует собеседница. – Я родилась в маленькой деревне на стыке России с Казахстаном. Потом моя семья жила в России, в Кургане, затем мы переехали в Кокшетау, после – в Шымкент, Алматы… Получается, что я всегда кочевала, и переезд для нашей семьи – это норма. Когда у меня спрашивают, кто я, отвечаю, что кочевница, и желание путешествовать заложено у меня в генах. Обратная сторона путешествий и проживания вдали от дома – потеря национальной идентичности. Раньше я комплексовала по поводу того, что мой менталитет нельзя назвать ни казахским, ни западным. Сейчас же понимаю, что могу брать от всех культур все самое лучшее. Я считаю себя космополитом. Мне нравится ощущать в себе что-то итальянское, что-то казахское, украинское и грузинское одновременно. Меня везде принимают за свою. И только живя вне Казахстана, я начала больше погружаться в казахскую культуру, узнавать ее, начала изучать язык.

Жанар Нурлыбек считает, что, кардинально меняя образ жизни, нужно быть готовым к отсутствию комфорта. Она советует тем, кто оказался в другой стране, не пытаться переделывать окружающую действительность под себя и принимать все новое и непривычное.

В поисках себя

Станислав и Мария несколько месяцев назад решили покинуть родную Караганду и отправились исследовать мир. Свое путешествие они начали с Индии. Сменить привычный образ жизни на приключения супружескую пару побудило отсутствие времени на себя и реализацию собственных желаний.

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

Мария сутками работала в крупной сети города фармацевтом, а я без выходных работал в такси, – делится Станислав. – Мы ставили перед собой большие цели: хотели сыграть свадьбу, купить жилье, машину… И всего этого добились, но ценой времени. В режиме постоянной работы мы прожили практически два года.

Мы не вкладывались в себя, не было самореализации, ментального развития, – добавляет Мария. – К поставленным целям пришли, но удовольствия от этого не получили. Было чувство, что мы существуем, а не развиваемся. Поэтому в один момент решили все бросить и отправиться в путешествие.

На подготовку у супругов ушло полгода. За это время они подобрали экипировку, нашли единомышленников, прошли специальные курсы для путешественников, закрыли долги и сдали квартиру друзьям. И буквально за два месяца объявили родным об отъезде. Станислав и Мария проехали по побережью Индии с севера на юг, а сейчас живут в храме Ашрам индийского города Керала. Они помогают Амме (индуистский духовный лидер. – Авт.), занимаются волонтерством и медитируют.

Нам говорили, что худшее место, куда мы можем поехать, – Индия, – продолжает Станислав. – Сейчас она стала для нас вторым домом. Мы начали путешествие с Нью-Дели и испытали культурный шок. В этом городе очень мало туристов. Люди очень живо реагировали на наше появление, но все были очень дружелюбными. Индийцы сами подходили к нам, что-то подсказывали. После мы отправились в Мумбаи, оттуда на автобусе приехали в Гоа. Дальше автостопом – в Мангалур. Все это время мы останавливались у разных людей через каучсерфинг (форма гостеприимства, когда хозяева жилья через Интернет приглашают к себе постояльцев из других городов и стран. – Авт.).

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

Затем мы хотели бы отправиться в Таиланд, а потом посетить близлежащие страны: Лаос, Вьетнам, Камбоджу, – вступает в разговор Мария. – Возможно, отправимся в Непал, поживем на Филиппинах. Все зависит от того, как будет складываться ситуация. Если пандемия не пойдет на спад, то один из вариантов – попутешествовать по России, съездить в Беларусь. Но пока мы в подвешенном состоянии. Домой не хочется, потому что этот рывок нам было сделать сложно: мы много готовились и поменяли привычки.

В начале своего путешествия пара подрабатывала на сайтах фриланса: писала курсовые работы и рефераты, делала видеоотзывы. Параллельно Станислав вел собственный блог на портале Яндекс.Дзен. Он монетизировал платформу, и от ее просмотров и рекламы шла прибыль. Сейчас путешественники начинают задумываться о постоянной работе.

Когда мы готовились к поездке, то много работали, делали накопления и не успели продумать вопрос удаленной работы, – добавляет Станислав. – На себя тут нужно тратить минимум 200–300 долларов в месяц. На полгода у нас есть бюджет, но, чтобы продолжать движение, нужен дополнительный доход. Я бы хотел изучить дизайн и программирование. Это то, что сегодня востребовано. Навыки в этом деле получить несложно, и заказов будет много.

Супруги отмечают, что, путешествуя, необязательно работать через Интернет, вполне можно найти и работу по месту жительства. К примеру, некоторые из их знакомых зарабатывают, делая браслеты или открытки из собственных фото. Но тут есть нюанс. Главное – не нарваться на миграционную службу полиции.

Большая масса путешественников стритует и довольно неплохо на этом зарабатывает, – поясняет Станислав. – Необязательно делать ставку только на онлайн-заработок. Из-за постоянного передвижения сложно быть постоянно в Сети. А если у тебя удаленная работа, то это налагает ответственность.

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

Из минусов кочевого образа жизни супруги называют вынужденную необходимость спать на чужих кроватях, есть чужую еду, учиться доверять людям. Станислав говорит, что было непросто к этому привыкнуть. Но именно такой формат путешествия дает возможность познать местную культуру.

Мы смогли настроиться на эту волну, и теперь не хочется ее отпускать, – добавляет Станислав. – Человека всегда ведет вперед какой-то вопрос. Одна из основных целей нашего путешествия – поиск своего призвания. Сейчас у нас появилось больше времени на себя, больше возможностей для развития.

В числе минусов путешествия по Индии молодые люди отметили неготовность многих граждан СНГ к местной кухне и климату. Порой бывает сложно найти место для ночевки. А поездку автостопом приходится делить на несколько частей, поскольку местные жители не ездят на большие расстояния. Зато многие вещи отходят на второй план.

Как живут и чем зарабатывают на жизнь казахстанские цифровые кочевники

К деньгам и материальным ценностям тут никто не привязан, – замечает Станислав. – Мы и решились на все это, когда поняли, что нам не нужны машина и дорогая квартира. Купили себе угол, и нам достаточно, что есть место, которое ты называешь домом.

Супруги также отметили, что в результате мобильности у цифровых кочевников стираются границы определенной культурной и национальной идентичности. Находясь сейчас в Ашраме среди множества людей, как путешественников, так и паломников, они отмечают отсутствие какого-либо разделения.

О кочевничестве мы раньше имели только теоретические познания, – резюмирует Мария, – сейчас же узнаем на практике и понимаем, как раньше люди путешествовали только с мешком за плечом. В такие моменты ты чувствуешь себя свободным. Я думаю, что в этом есть отголоски традиций народов Казахстана.

Тем, кто собрался кардинально поменять образ жизни, молодая пара рекомендует попрощаться с привычной зоной комфорта. Отправляясь в долгосрочное путешествие в новое место, придется подготовить себя к этому морально, потому что никогда не знаешь, что ждет тебя впереди.

Автор: Мария ГАЛУШКО
Источник: «Экспресс-К»

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Афоризм дня

Я подразумевал под переменами освобождение сознания от всяческих догм, от стереотипа маленького, никчемного равнодушного человека, постоянно посматривающего «наверх». Перемен в сознании я ждал, а не конкретных там законов, указов, обращений, пленумов, съездов. Виктор Цой

От редакции

Использование материалов возможно только при наличии активной ссылки на городской портал «Алматы Сити».

Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений, статей и комментариев.

Наш адрес: 071400, Казахстан
ВКО, г. Семей, ул. Ленина, 18
Телефон: +7 722 252-63-75
Факс: +7 722 252-09-26
E-mail:

Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика